3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Здесь учился Гоголь — и этим все сказано

Гоголь в Нежине. Первые пробы пера

Нежин — один из старейших городов Киевской Руси. Он расположен в северной части Украины. От Киева до Нежина — 126 километров, от Чернигова — 83. Этот город неразрывно связан с именем Николая Васильевича Гоголя, его ранним творчеством. Для нас, нежинских мальчишек, имя Николая Гоголя — не пустой звук и не абстрактный образ. Его далекое присутствие в нашем городе постоянно напоминает о себе.

Лет в шесть — семь я впервые обратил внимание на мемориальную табличку на здании Нежинского педагогического института(теперь университет): «Здесь учился Гоголь с мая 1821 по июнь 1828 года». Первоначально во времена Гоголя это монументальное, величественное строение называлось Гимназией высших наук и приравнивалось к университету. На всю тогдашнюю Россию из уездных городов только один Нежин мог похвастаться тем, что в нем успешно работало высшее учебное заведение такого уровня.

Первый в мире памятник Николаю Васильевичу Гоголю был открыт в Нежине 4 сентября 1881 года. Открытию памятника предшествовало широкое народное движение по сбору средств на его строительство. Иначе и быть не могло: нежинцы всегда чтили память о Гоголе, гордились тем, что он семь лет жил, учился и творил в нашем городе. Автором великолепного памятника стал известный скульптор, академик Петербургской академии искусств Пармен Петрович Забила, который сам был родом из г. Монастырище Нежинского уезда Черниговской губернии. Литье монумента было выполнено в Северной столице. Немаловажный факт: центральная улица Нежина носила имя не Ленина, не Маркса, её
испокон веков нежинцы называют Гоголевской! Название ее не изменили ни большевистский переворот, ни зловещие годы сталинизма. Не знаю, есть ли подобный пример где нибудь еще на развалинах бывшего Союза?

Маленькому Коле было всего семь лет, когда родители привезли его в провинциальный Нежин из родового поместья Гоголей -Янковских. Юный Гоголь постигал науки без особого рвения. Он не пас задних, но и не был в первых рядах. Если предметы гуманитарного цикла он изучал легко, то точные науки вовсе не давались ему. По четырехбальной системе оценивания, например, по дифференциальным и интегральным уравнениям он получил годовую оценку — кол, а двойку по коническим сечениям(раздел геометрии). Зато ему не было равных по Закону Божьему и правоучительной философии. По окончании, учебы Николай получил самый низший четырнадцатый классный чин, который можно было присвоить гимназисту — выпускнику.

В раннем возрасте, особенно во время учебы в Нежинской гимназии, у юного Гоголя проявились особенности характера, пристрастия и маленькие странности, которые по мере его взросления становились все более выразительными. Например, Гоголь испытывал страсть к рукоделию. Вязал на спицах шарфы, кроил сестрам платья, ткал пояса, к лету шил себе шейные платки. Писатель обожал миниатюрные издания. Не любя и не зная математики, он выписал себе математическую энциклопедию только потому, что она была издана в шестнадцатую долю листа. Гоголь любил готовить и угощать друзей варениками и галушками. Один из его любимых напитков-козье молоко, которое он варил особым способом, добавляя ром. Эту стряпню он называл гоголем — моголем и часто смеясь, говорил:» Гоголь любит гоголь — моголь!» Гоголь очень боялся грозы. По словам современников, непогода плохо действовала на его слабые нервы. Он был крайне застенчив. Как только в компании появлялся незнакомец, Гоголь исчезал из комнаты. В карманах Гоголя всегда лежали сладости. Живя в гостинице, он никогда не позволял прислуге уносить поданный к чаю сахар, собирал его, прятал, а потом грыз куски за работой или разговором.

Гоголь, как и другие гимназисты, проявлял особый интерес к истории. Некоторые его ранние наброски отображали страницы далекого прошлого. Стихотворение «Битва на Калке»-это отрывок из его поэмы: «Россия под игом татар.» Поэму Николай аккуратно переписал, украсил рисунками и переслал маме в Васильевку. К одному из выпусков альманаха «Метеор литературы» Гоголь подготовил повесть «Братья Твердиславичи.» Она была написана в романтическом стиле и посвящена древним славянам. Однако кружок гимназистов, где она была прочитана, разнес ее в пух и прах. Гоголь без сожаления решил ее уничтожить.

«В стихотворении упражняйся, -дружески советовал ему Базили(учитель словесности), — а прозой не пиши: очень уж бессмысленно получается у тебя. Беллетрист из тебя не вытанцовывается, это уже видно теперь.» Действительно, первые сочинения Гоголя не воспринимались серьезно его товарищами. Но Гоголь не опускает руки. В какой-то момент его увлекают темы, связанные с жизнью простого народа. Быт Нежина, его жителей, с которыми он был хорошо знаком, давал ему возможность красочно, в сатирических оттенках изображать жителей города. Уже в это время в нем проявляется дар сатирика.

Товарищ по учебе Г.С.Шапошников в своих воспоминаниях подчеркивал:» Его веселые и смешные повести, его шутки, всегда остроумные и острые, без которых он не мог жить, настолько были комические, что и теперь не могу воспоминать о них без смеха и удовлетворения.» В стенах Гимназии из ранних его сатирических произведений были созданы акростихи(загадки на сообразительность)про гимназиста Ф.Бороздина, эпиграммы»Насмешнику некстати», «Гицель-морда поросьяча» и другие.

С пребыванием Гоголя в Нежине связано и несколько сюжетов, которые потом, с легкой руки писателя, превратились в известные литературные шедевры. Однажды в предместье города — Магерках- он записывал народные песни и предания со слов местных жителей. Тут будущий классик услышал страшную историю, которая легла в основу его знаменитой повести «Вий». Ему рассказали, что когда-то давно у местного пана-то ли сотника, то ли полковника, умерла красавица-дочка. Тело ее положили в Крестовоздвиженской церкви, а молитвы над ней поставили читать молодого семинариста. Ночью он перестал читать и подошел к открытому гробу. То ли хотел посмотреть на умершую красавицу, то ли снять с ее пальца дорогой перстень. Вдруг панночка встала из гроба, а несчастный парень умер на месте от разрыва сердца. Возможно панночка впала в летаргический сон, а может быть, с чем чёрт не шутит, она и впрямь была ведьмой.

Читать еще:  Как удалить cookies в Google Chrome?

Особой популярностью среди гимназистов и интеллигенции города пользовалась сатирическая повесть: «Нечто о Нежине или Дуракам закон не писан», в которой рассказывалось про жизнь города, в том числе и про греческую колонию. В одном из ее разделов Гоголь повествует об участии греков в освещении церкви на Троицком кладбище. Собравшиеся на ответственное мероприятие греки, были представлены различными социальными группами:бедные и богатые, интеллигенты и рабочий люд. Каждая из них стремилась быть как можно ближе быть к центру событий нисколько не заботясь о своих соплеменниках и не учитывая их интересы.

В результате возник конфликт, переросший в ругань, а затем и в потасовку. Описанные Гоголем сцены на кладбище были настолько колоритными, а образы греческих купцов и других участников этого действа сатирично выразительными, что без смеха их нельзя было воспринимать. Осмеянными оказались греки, состоятельные — купцы, авторитетные люди города. Над молодым литератором сгустились «черные тучи». Возмущенная депутация греков, собрав подарки, обратилась к директору Гимназии И.С.Орлаю с просьбой выдать им незадачливого автора. Подношение директор не принял, а с автором повести пообещал разобраться.

Вызванный «на ковер» молодой Гоголь не смог ослушаться Орлая и вынужден был уничтожить сатиру. Второй экземпляр повести, находившийся у одного из друзей Гоголя, затерялся. По этой причине интересная и остросюжетная ранняя повесть Гоголя так и не смогла найти своего широкого читателя, не попала она и в число избранных его произведений.

Обучаясь в Нежине, Гоголь не забывает время от времени обращаться к романтическому жанру. В марте 1829 года в журнале «Сын Отечества»№ 12 он напечатал без подписи стихотворение» Италия.» В мае того же года он подал в цензуру свою повесть «Ганц Кюхельгартен» и получил разрешение на ее публикацию. Произведение появилось отдельной книгой под псевдонимом В.Алов. На титульной странице была поставлена дата-1827 год, последний год учебы Гоголя в гимназии. Николай возлагал большие надежды на своего «Ганца». но и тут его постигла неудача. В книжных лавках Петербурга, где она продавалась, творение молодого писателя пылилось на полках.

Подводя итоги нежинского периода жизни Николая Гоголя, можно сделать вывод: несмотря на явные неудачи в раннем творчестве, писательская судьба изредка преподносила ему и минуты настоящего счастья, пусть на короткое время, но он мог почувствовать себя зрелым писателем! Юный Гоголь смело шагал по тернистой аматорской дороге, нащупывал и пытался реализовывать свои самые потаенные замыслы, пробовал себя в различных литературных жанрах. Начинающий писатель Гоголь закладывал основы своего мастерства, развивал природный талант живописца слова. Нежинский период сыграл исключительно важную роль в становлении Николая Васильевича Гоголя как всемирно известного писателя.

Фотография: вход в здание Гимназии высших наук в городе Нежине(сейчас педагогический университет).

Николай Гоголь: щеголь, коллекционер, рукодельник

Н иколая Гоголя называли мистиком, сатириком, прорицателем жизни и гением. После его смерти публицист Иван Аксаков писал: «Много еще пройдет времени, пока уразумеется вполне все глубокое и строгое значение Гоголя». Портал «Культура.РФ» рассказывает о его талантах и увлечениях, страхах и творчестве.

«Фрак по последней моде»: Гоголь — молодой щеголь

Николай Гоголь интересовался модой с юности: сам подшивал себе сюртуки, обшивал наряды сестрам. В 1827 году он писал своему ближайшему другу Герасиму Высоцкому: «Позволь еще тебя попросить об одном деле: нельзя ли заказать у вас в Петербурге портному самому лучшему фрак для меня? Узнай, что стоит пошитье самое отличное фрака по последней моде. Напиши, пожалуйста, какие модные материи у вас на жилеты, на панталоны. Какой-то у вас модный цвет на фраки?» А сразу после окончания Нежинского лицея Гоголь раньше своих товарищей оделся в штатский костюм. Его учитель Иван Кулжинский вспоминал:

«Я заставал его перед столом с ножницами и другими портняжными материалами»: Гоголь — страстный рукодельник

Классик страстно любил рукоделие. Еще в детстве, как вспоминала его сестра Ольга, он «ходил к бабушке и просил шерсти, вроде гаруса, чтобы выткать поясок: он на гребенке ткал пояски», а позже писателя можно было застать за вышиванием и вязанием: «Несмотря на жар в комнате, мы заставали его еще в шерстяной фуфайке поверх сорочки. «Ну, сидеть, да смирно!» — скажет он и продолжает свое дело, состоявшее обыкновенно в вязанье на спицах шарфа или ермолки или в писании чего-то чрезвычайно мелким почерком на чрезвычайно маленьких клочках бумаги», — вспоминал сын историка Михаила Погодина — Дмитрий Погодин.

А Павел Анненков в своих воспоминаниях рассказывал, что «с приближением лета он [Гоголь] начинал выкраивать для себя шейные платки из кисеи и батиста, подпускать жилеты на несколько линий ниже проч., и занимался этим делом весьма серьезно. Я заставал его перед столом с ножницами и другими портняжными материалами, в сильной задумчивости». Гоголь также рисовал узоры для тканья ковров, кроил занавески и сестрам платья.

Издание в шестнадцатую долю листа: коллекция Гоголя

Гоголь любил книги, но особенно ему нравились миниатюрные издания, на которые он мог тратить большие деньги: «Страсть к ним до того развилась в нем, — писал первый биограф Гоголя Пантелеймон Кулиш, — что, не любя и не зная математики, он выписал «Математическую энциклопедию» Перевощикова на собственные свои деньги, за то только, что она издана была в шестнадцатую долю листа».

«Первый удар, нанесенный школьной идеализации»: знакомство с Пушкиным

В 1828 году Николай Гоголь вместе с другом Александром Данилевским переехал в Петербург. Он мечтал познакомиться с Александром Пушкиным, поэтому незамедлительно поехал к дому поэта. Литературный критик Павел Анненков записал со слов Гоголя:

Впервые писатели смогли встретиться лишь через два года — знакомство состоялось в мае 1831-го на даче поэта Петра Плетнёва. Пушкин высоко оценил талант Гоголя, он писал: «Сейчас прочел «Вечера близ Диканьки». Они изумили меня. Вот настоящая веселость, искренняя, непринужденная, без жеманства, без чопорности. А местами какая поэзия, какая чувствительность! Все это так необыкновенно в нашей литературе, что я доселе не образумился».

«Он читал драматичнее Островского»: Гоголь — неподражаемый рассказчик

Несмотря на замкнутый характер, Николай Гоголь был потрясающим рассказчиком и чтецом. Писатель Иван Панаев вспоминал: «Гоголь читал неподражаемо. Между современными литераторами лучшими чтецами своих произведений считаются Островский и Писемский: Островский читает без всяких драматических эффектов, с величайшей простотою, придавая между тем должный оттенок каждому лицу; Писемский читает как актер — он, так сказать, разыгрывает свою пьесу в чтении… В чтении Гоголя было что-то среднее между двумя этими манерами чтений. Он читал драматичнее Островского и с гораздо большей простотою, чем Писемский…»

Однажды Гоголь читал «Ревизора» у одной высокопоставленной особы в присутствии большого общества и генералов. «Каждое действующее лицо этой комедии говорило у Гоголя своим голосом и с своей мимикой, — рассказывал современник Гоголя Тимофей Пащенко. — Все слушатели много и от души смеялись, благодарили талантливого автора и превосходного чтеца за доставленное удовольствие, и Гоголь получил в подарок превосходные часы.

«С этим малороссом надо быть осторожнее»: сюжет для «Мертвых душ»

Сюжет для поэмы о махинаторе Чичикове писателю подсказал Александр Пушкин. Подобную историю поэт услышал во время кишиневской ссылки в 1820 году. В городе Бендеры никто не регистрировал смерти — имена умерших присваивали себе беглые крестьяне. В течение нескольких лет в Бендерах по документам не было ни одной смерти. Через несколько лет услышанное Пушкин переделал и рассказал Гоголю. В «Авторской исповеди», изданной посмертно, Гоголь рассказывал:

Читать еще:  Онлайн Генератор И Редактор Иконок - Icon Generator

Но известно, что Пушкин не так охотно уступил Гоголю сюжет, в кругу близких он говорил: «С этим малороссом надо быть осторожнее: он обирает меня так, что и кричать нельзя».

Одному из первых главы поэмы Гоголь читал именно Пушкину: «Когда я начал читать Пушкину первые главы из «Мертвых душ» в том виде, как они были прежде, то Пушкин, который всегда смеялся при моем чтении (он же был охотник до смеха), начал понемногу становиться все сумрачнее, сумрачнее, а наконец сделался совершенно мрачен. Когда же чтение кончилось, он произнес голосом тоски: «Боже, как грустна наша Россия!» Первый том произведения был издан в 1842 году. Гоголь задумывал трехтомник, но второй том, полностью написанный, писатель сжег, а третий — не успел написать.

«…Он трясся всем телом и весь потупился»: страхи Гоголя

У Гоголя было много фобий: он боялся грозы и обмороков, быть погребенным заживо и смерти.

Знакомая писателя Александра Смирнова рассказывала, как Гоголь во время чтения ей глав из «Мертвых душ» почувствовал приближение грозы: «Я вся обратилась в слух. Дело шло об Уленьке, бывшей уже замужем за Тентетниковым. Удивительно было описано их счастие, взаимное отношение и воздействие одного на другого… Тогда был жаркий день, становилось душно. Гоголь делался беспокоен и вдруг захлопнул тет­радь. Почти одновременно с этим послышался первый удар грома, и разра­зилась страшная гроза. Нельзя себе представить, что стало с Гоголем: он трясся всем телом и весь потупился. После грозы он боялся один идти домой. Виельгорский взял его под руку и отвел».

Из-за боязни обмороков и замирания Николай Гоголь мог большую часть ночи проводить на диване — не ложась в кровать. Павел Анненков рассказывал, что писатель всю ночь бодрствовал, а под утро «разметывал свою постель для того, чтоб общая наша служанка, прибиравшая комнаты, не могла иметь подозрение о капризе жильца своего, в чем, однако же, успел весьма мало, как и следовало ожидать».

Этот страх у писателя появился после смерти близкого друга — графа Иосифа Виельгорского. Их отношениям Гоголь посвятил неоконченную повесть «Ночи на вилле». В 1837 году Виельгорский заболел туберкулезом. Писатель ухаживал за больным, проводил возле его постели бессонные ночи, видел его кончину. В 1839 году Николай Гоголь писал: «Я ни во что теперь не верю и если встречаю что прекрасное, то жмурю глаза и стараюсь не глядеть на него. От него мне несет запахом могилы. «Оно на короткий миг», — шепчет глухо внятный мне голос».

Через шесть лет, в 1845 году, Гоголь написал завещание: «…тела моего не погребать до тех пор, пока не покажутся явные признаки разложения. Упоминаю об этом потому, что уже во время самой болезни находили на меня минуты жизненного онемения, сердце и пульс переставали биться… Будучи в жизни своей свидетелем многих печальных событий от нашей неразумной торопливости во всех делах, даже и в таком, как погребение, я возвещаю это здесь в самом начале моего завещания, в надежде, что, может быть, посмертный голос мой напомнит вообще об осмотрительности».

filaretuos

Реалии нашей жизни

Друзья и враги

Неизвестный Николай Васильевич Гоголь

Николай Гоголь родился в селе Сорочинцы.

Нежин – городок на реке Остёр, что впадает в Десну. Говорят, что название города восходит к слову «нежить» – так называли в древности лесных и полевых духов (леших, водяных, и прочую «нечисть»). Здесь было основано одно из лучших учебных заведений на юге России – гимназия высших наук. Основателем гимназии был князь Безбородко, который хотел создать в Малороссии заведение по образцу Царскосельского Лицея. Николай Гоголь провёл тут восемь лет. Сохранились письма родным, в которых Никоша просит прислать гостинцев, жалуется на унылость обучения и настаивает, чтобы на зимние каникулы за ним непременно прислали дрожки: он обычно встречал Рождество дома. Учился Гоголь ни хорошо и ни плохо. Директор гимназии писал его родителям: «Жаль, что сын ваш иногда ленится, но когда принимается за дело, то и с другими может сравниться, что и доказывает его отличные способности». От того времени осталось много воспоминаний, порой самых невероятных: бывшие ученики лицея изображают Гоголя по-разному, – так что непонятно, где правда, а где выдумки. Порой кажется, что все они заразились от Гоголя страстью к сочинительству.

В гимназии были и дети знатных, богатых родителей – и дети «захудалых» дворян. С кичливыми детьми знати Николай Гоголь не мог сойтись. Он любил их дурачить и насмехаться над ними. Многое из того, что казалось им изящным, приличным, он представлял, наоборот, безобразным. В комнате своей он расставлял мебель не так, как у других. Ходил по улицам и по аллеям сада левой стороной, постоянно сталкиваясь с прохожими. Ему посылали вслед:

Читать еще:  Сравнение производительности MariaDB 10.1 и MySQL 5.7

Но Гоголь обыкновенно этого не слышал, и на оскорбления отвечал:

– Грязное к чистому не пристаёт.

Порой Гоголь даже кричал козлом у себя в комнате, или хрюкал свиньёй, забравшись куда-нибудь в тёмный угол. Когда его спрашивали, почему он подражает крикам животных, отвечал:

– Я предпочитаю быть один в обществе свиней, чем среди людей.

В церкви Гоголь никогда не крестился перед образами и не клал поклонов, но молитвы слушал с вниманием, иногда даже повторял их нараспев, как бы служа сам себе отдельную литургию. Он не одобрял порядка, установленного в церкви, и толкал мужика вперед:

– Тебе Бог нужнее, чем другим, иди к нему ближе!
Гоголь спрашивал мужика, есть ли у того деньги на свечку. Если не оказывалось, давал тому монету. Он радовался, когда видел, что мужик подошёл к алтарю, опередив все мундиры. Ему нужно было, чтобы мужик потёрся своим зипуном о блестящие мундиры и попачкал их. Будущий сочинитель часто ходил с опущенной головой и ни на кого не глядел. Бывал глубоко занят какими-то размышлениями и переживаниями. Но не мог пройти мимо нищего, чтобы не подать ему, что мог, и всегда говорил «Извините», если нечего было вложить тому в руку.

Гоголь любил ботанику. Всегда, когда у него была свободная минута, шёл в лицейский сад и беседовал с садовником о его деле.

– Ты рассаживай деревья не по линейке, как войска в строю, а так, как сама природа это делает – говорил он.

Взяв в руку несколько камешков, он бросал их на поляну, добавляя при этом:

– Вот тут и сажай дерево, где камень упал.

Безропотно Гоголь переносил все выговоры начальства. Например, ему часто ставилась в вину его причёска. Растрёпанность головы Гоголя стала в гимназии притчей во языцах. Он не любил часто стричься, как того требовало школьное начальство. Вообще Гоголь шёл наперекор всем правилам. Заставить его сделать что-нибудь, что делали другие воспитанники, было нельзя.

– Что я, попугай? – говорил он – я сам знаю, что мне нужно.

Его оставляли в покое «с предупреждением впредь этого не делать». Но он всегда делал так, как хотел. Гоголь любил ходить на Магерки, – в предместье Нежина. У него было там много знакомых крестьян. Когда у кого бывала свадьба или просто выгадывался ясный праздничный день, то Гоголь непременно был там.

В гимназии нерадивого ученика могли высечь. Однажды Гоголь провинился настолько, что на следующий день его должны были наказать. В ночь накануне наказания он заболел – и утром по всей гимназии разнеслась весть: Гоголь взбесился! Ученики сбежались и увидели, как лицо Гоголя страшно исказилось, глаза засверкали диким блеском, волосы встали дыбом; он заскрипел зубами, изо рта показалась пена…

Потом начал бить мебель.

Прибежал доктор, подошёл к Гоголю, дотронулся до плеча.

Гоголь схватил стул, взмахнул им…

Осталось одно средство: позвали четырёх слуг, приказали им взять Гоголя и отнести в особое отделение больницы, в которой он пробыл два месяца, отлично разыгрывая там роль бешеного.

В «Вечерах на хуторе близ Диканьки» Гоголь описал сказки и предания, которые знал с детства. Сказка позволяет заглянуть в самую древнюю историю, о которой не осталось других воспоминаний.

Искусства родились из древних праздников. Заправилами на таких праздниках были шаманы, или жрецы. И сейчас человек соприкасается с искусством тоже в момент праздника, в свободное время. Стало общепринятым называть «жрецами искусства» художников и музыкантов, певцов и артистов. Гоголь веселился в кругу близких, где чувствовал себя свободно – рассказывал смешные истории, пел, порой пускался в пляс. За добрым застольем с отменным угощением, среди своих, Гоголь был душой общества. Совсем другое дело – чопорные собрания знатных особ. Здесь Гоголя как будто подменяли. Он становился нелюдимым, чурался незнакомых – и рта не хотел открыть. Иногда он прятался в глубине комнат, забирался на диван и засыпал.

Различие в поведении среди «своих» и среди «чужих» легко объяснить, если представить, что в Гоголе было что-то от шамана. Свои пляски и действия шаманы не выносят на публику – они устраивают их для своего племени. Появление незнакомцев в своём кругу шаманы воспринимают как вторжение неизвестных «нечистых духов» и относятся к ним с опаской. Любопытно, что большого труда стоило уговорить Гоголя познакомиться с неизвестными людьми. Обычно у него в таком случае быстро портилось настроение – и он старался уйти, ссылаясь на нездоровье.

Гоголь любил надевать странные облачения. Однажды Сергей Аксаков навестил Гоголя в Зимнем дворце, где тот жил в гостях у Жуковского – и был поражён его нарядом. Вместо сапог он был одет в русские шерстяные чулки, выше колен. Бархатный свитер, шея обмотана разноцветным шарфом, на голове – малиновый кокошник, шитый золотом. Казалось, что он одет в фантастический женский костюм, который можно было встретить разве что у знатных особ какого-нибудь древнего племени. Гоголь долго в упор смотрел на Жуковского и Аксакова, не узнавая их. Он был так углублён в себя, что не мог вернуться в этот мир. Гоголь нисколько не стеснялся своего костюма. Наоборот, Жуковскому и Аксакову стало неловко, что они его отвлекли – и они быстро ушли.

Гоголь за границей перенёс странную болезнь. Писателя посещали видения наяву. После этого он стал очень набожным и заговорил с друзьями тоном пророка.

Все свои весёлые вещи Гоголь написал за семь лет, пока жил в Петербурге. Потом он принялся переезжать с места на место и сочинять «Мёртвые души». На это у него ушло лет пятнадцать. Работал он очень много, и почти ничего не печатал. В конце концов, принялся жечь написанное: напишет второй том «Мёртвых душ», и сожжёт, потом напишет заново – и опять сожжёт…

Гоголь писал: « жгу, когда нужно жечь, и видно, поступаю, как нужно – потому что без молитвы не приступаю ни к чему ».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector